Почему сейчас не выгодно заниматься квестами и студией танцев? Истории арендаторов из корпусов бывшего завода «Горизонт»

Бывшие цеха на Куйбышева сейчас принадлежат компании «Горизонт-Белинвест-Девелопер», которая входит в холдинг «Горизонт». Помещения долгое время сдают в аренду, их оживили предприниматели. Во время коронавируса сильно упали выручки, tut.by рассказывает истории предпринимателей, которые вынуждены уехать.

Почему сейчас не выгодно заниматься квестами и студией танцев? Истории арендаторов из корпусов бывшего завода «Горизонт»

В 6-ом корпусе более 16 тясячь квадратов. Тут много арендаторов — от небольших, кто снимает помещения под офис, до серьезных ребят, которые берут в наем сотни квадратных метров под огромные квесты стоимостью десятки тысяч долларов. Что они рассказывают о своем бизнесе?

Студия танца. «Легче уехать, чем копить долг»

Ирина Артющик вместе с сестрой в 2002 году открыла школу танцев «А-класс». Говорит, что фактически они были первыми в Минске, кто запустил социальные танцы, то есть те, которыми занимаются не для соревнований. На Куйбышева студия «А-класс» проработала последние семь лет. Сейчас это голые стены, Ирина уже съехала, помещение передала арендодателю.

— Здесь не было ничего — просто пустой этаж. Это был огромный холл на тысячу «квадратов». Нам предложили выбрать любой кусок. Мы выбрали место с окнами и где пол был поровнее. В целом это больше 200 «квадратов». Арендодатель дал два месяца на постройку. На старте вложили сюда больше 10 тысяч долларов — возводили стены, делали проводку, потолки. Мы зашли в чистое поле и делали все с нуля. Но в процессе въезда начались проблемы.

По словам Ирины, тогда им прислали документ с выросшей больше чем в два раза ставкой — до 12 евро за «квадрат». Тогда началась борьба между арендатором и арендодателем. В итоге суммы снизили. Позже почти от половины помещений Ирина отказалась — хватало и одного зала.

— Мы работали нормально. Но когда грянул коронакризис, люди перестали ходить на занятия от слова «совсем». Например, в апреле не было ни одного занятия. И у нас такая специфика: мы работаем не с детьми, а со взрослыми людьми, которые в основном танцуют в парах. И это айтишники, которые засели по домам. В мае какие-то полугруппы стали выходить — занималось по пять-шесть человек. Это вообще мизер — недостаточно ни на какие платежи.

Так выглядел зал во время мастер-класса в 2018 году.

Стал вопрос о дальнейшем существовании студии. За аренду накопился долг, не добавляла оптимизма и неопределенность, когда все будет работать в прежнем темпе. Ирина решила закрыть студию.

— Долг составил около 1,5 тысячи евро. Большой минус, что в нашей рублевой стране ставка аренды привязана к евро, хотя клиенты расплачиваются за абонементы в рублях. Так что, когда курс в марте пошел вверх, мы еще больше просели, — говорит Ирина.

Через два месяца после обращений к арендодателю предприниматели получили такую уступку: фиксация курса евро на 1 марта 2020 года плюс индивидуальные скидки в зависимости от площади — на 0,5−1 евро. Это при средней цене «квадрата» в корпусе примерно 6 евро.

— Новым арендаторам это помещение предлагают уже на евро дороже за квадратный метр, потому что человек въезжает в помещение с ремонтом. Даже если я осенью увижу, что все хорошо, и захочу вернуться, а его никто не возьмет, то я уже буду снимать его на евро дороже.

Ирина говорит, что это место стало для нее родным. Все делали под себя. Дальше студия будет снимать помещение почасово для занятий с теми группами, которые остались с проектом. То есть придут к тому, что уже проходили семь лет назад.
— Когда все устаканится, будем решать. Но сейчас в течение месяца нужно погасить задолженность. Легче уехать, чем копить долг. Я знаю, что у «Горизонта» поблажки не получишь, и понимаю, во что выльется, если я буду тут до конца года. Потом всю жизнь придется работать, чтобы этот долг вернуть. Поэтому сейчас даже чувствую некоторое облегчение.

Квесты. Тот случай, когда бизнес привязан к месту

Юлия Телепун вместе с мужем шесть лет назад занялась квестами. Сначала съездили в Россию, там поиграли, были впечатлены и купили права на использование бренда. С 2015 года они развивают квесты «Клаустрофобия» по франшизе в Минске. Для этого муж оставил основную работу специалиста по внешнеэкономической деятельности и ушел в новое дело с головой, Юлия и сейчас продолжает заниматься рекламой, ведет проекты.

— Аренда помещений здесь — это наш осознанный выбор. Нам нужны были квесты — помещение под это подходило. Раньше тут были производственные корпуса. Все, что вы видите, — построено нами. До этого здесь был пустой этаж, такой параллелепипед. Сюда вложено пять лет жизни без выходных.

Сейчас у «Клаустрофобии» в Минске шесть своих квестов. Все они находятся в 6-м корпусе на Куйбышева и занимают более 530 «квадратов». Юлия с мужем тут же достраивают седьмой квест, правда, пока там все работы на паузе из-за кризиса. И все эти пять лет квесты работали хорошо. Пока не пришел коронавирус.
Юлия рассказывает, что с середины марта выручка резко начала падать. К первым числам апреля она упала до нуля.

— Мы пробовали давать кучу рекламы, ведь это самое безопасное место для развлечений. Ты приходишь, играешь только со своей семьей — хочешь, бери с собой антисептик и перчатки, надевай маски. Контакт у вас равно будет только с администратором на начальном этапе, с которым тоже можно разговаривать на расстоянии, а внутри квеста и вовсе удаленно. Но реклама вообще не работала. Люди никуда не ходили, все паниковали.

Юлия говорит, что с этого времени они пытались договориться с арендодателем о снижении аренды. Писали письма, коллективные обращения. Сейчас находятся в стадии переговоров.

— Чем они закончатся, я не могу сказать. В апреле — да, не было обратной связи. Сейчас арендодатель идет навстречу. Я жду снижения арендной ставки, чем больше оно будет, тем лучше. Но я трезво понимаю, что никто не даст сейчас такую скидку, чтобы покрыть мои убытки. В моей сфере запрос упал на 95%, то есть мне нужно, чтобы арендная ставка стала половина евро. В Минске нет такого, никто на это не пойдет.

Просто взять и уехать, если не тянешь аренду, в случае Ирины невозможно. Один квест — это очень сложный организм и крупные вложения, это десятки тысяч долларов, год работ, эксклюзивные декорации от художников под определенный сюжет («Алиса в стране чудес», «Гарри Поттер», «Пятый элемент», «Код да Винчи», «Призрак оперы», «Симпсоны»), электронная начинка, которая спрятана в стенах. Такое развлечение привязано к месту, где обосновалась игра, в отличие от офиса, например.

Так выглядит квест на стадии его создания. Провода на стене — вся необходимая электроника, чтобы квест работал, чтобы, например, необходимые детали шевелились

Ирина объективно оценивает обстановку, понимает и свое положение, и положение арендодателей, готова к интеллигентному диалогу и оптимистично смотрит в будущее.

— Я планирую и дальше работать. Моя задача — дождаться, чтобы люди вышли из дома, чтобы они снова стали к нам приходить. Ведь когда-то это закончится.

Остается надеяться на лучшее и верить в то, что дела улучшатся. Как будет на самом деле – покажет время.

Поделиться:

Читайте также: