Слуцкий парикмахер рассказала о работе в пандемию коронавируса и доходах

Ирина — частный предприниматель. Она работает парикмахером в Слуцке и в период распространения коронавируса не закрыла салон, как часть её коллег, а продолжает обслуживать клиентов. Она рассказала , как изменился её рабочий день, какие услуги оказывает, а от каких отказалась, а также насколько уменьшились её доходы.

Слуцкий парикмахер рассказала о работе в пандемию коронавируса и доходах

«С приходом коронавируса освоила ещё одну профессию — уборщика помещения, — рассказывает Ирина. — Знакомая говорит, что мне за старание нужно отдельно зарплату платить. Каждый день теперь начинается с уборки. Мою всё: стены, коридор, пол, подоконник, зеркала, полки, стулья и кресла. Я убрала лишние предметы: тюбики, баночки, кисточки и прочее. Лаками и пенками не пользуюсь: они забивают респиратор и становится невозможно дышать.

До пандемии дезинфекцию проводила постоянно, но генеральная уборка была по графику — раз в две недели, а теперь делаю её ежедневно. Приобрела отдельные дезинфицирующие средства для пола, для обработки рук и средства стерилизации инвентаря. Ещё купила обеззараживающие аэрозоли и распыляю их после процедуры, чтобы уничтожить вредоносные вещества в воздухе. Инструменты всю ночь выдерживаю в антисептике. Делаю это для своей безопасности и для безопасности клиентов.

Теперь у меня нет чёткого графика работы, ведь на соблюдение всех мер профилактики уходит до полутора часов ежедневно. В таком режиме уже почти два с половиной месяца.

Раньше вертелась волчком, а теперь стою сзади

Для себя Ирина установила правило: в парикмахерской должны быть только двое — я и клиент. Если кто-то вдруг пришёл раньше, то ждёт в коридоре, вместе в одном помещении не собираемся.

Раньше я волчком вертелась вокруг посетителя, не задумываясь, где стоять. Теперь всё время себя контролирую, чтобы находиться в основном у клиента за спиной, стараюсь меньше контактировать с лицом. Я работаю в респираторе, который меняю каждые 4 часа, хотя он рассчитан на больший срок, но скапливается влага, становится тяжело дышать. Сушу волосы только в своём направлении. Когда стригу чёлку, то надеваю дополнительно специальные защитные очки. Когда нанесу краску, то прошу клиента пересесть на безопасное расстояние, пока она впитывается. Применяю одноразовые клеёнчатые передники.

После каждого посетителя делаю перерыв 15 минут и проветриваю помещение. Из-за всех этих мер клиентов записываю не один за другим, а с интервалом.

«У тебя надёжнее, чем в больнице»

Каждого клиента прошу приходить в маске и предлагаю помыть руки перед обслуживанием. Если у человека нет маски, то даю свою, для этого купила запасные. Люди с пониманием относятся и говорят: «Не надо, чтобы вы тратились, я сейчас маску в аптеке рядом куплю».

Было несколько случаев, когда люди предупреждали, что першит горло, появились другие признаки, тогда я предлагала подождать неделю, отложить стрижку или покраску. Если два месяца назад моё щепетильное отношение воспринимали с улыбкой, то теперь знакомые говорят: «У тебя надёжнее, чем в больнице».

Один раз проходила мимо одной парикмахерской и обратила внимание, что работают несколько мастеров в одном помещении, и они, и клиенты — без масок, в основном молодёжь. Думаю: «Как так? Почему такая безответственность?» У нас, как мне кажется, преобладает мнение, что маски носить должны только заболевшие.

«У людей сейчас что-то похожее на депрессию»

Сейчас клиенты со мной только о коронавирусе и говорят. Если человек сильно увлекается этой темой и становится слишком напряжённая обстановка, то переключаю внимание и предлагаю поговорить о другом. Чувствую, что сейчас у людей что-то похожее на депрессию: все устали бояться, но стали понимать, что это опасно.

У меня в парикмахерской есть телевизор. Если раньше шли новости, которые я обсуждала иногда с клиентом, то теперь новости намеренно не включаю, чтобы не нагнетать обстановку, не слушать статистику.

О самоизоляции

Самоизоляция — это правильно для тех, у кого-то есть такая возможность, но я не могу себе этого позволить. Есть парикмахеры, которые сейчас не работают, распустили сотрудников, есть такие, которые работают исключительно по записи.

Но мне тогда не на что будет жить, ведь нужно платить налоги, содержать ребёнка, которому я просто обязана дать образование. Мой сын за меня переживает, что приходится работать в опасной обстановке, но у нас в семье один добытчик — это я. Поэтому не могу бросить работу. Дома я стараюсь не разговаривать о коронавирусе и опасности заболеть, нахожу другие темы для разговора.

О доходах в парикмахерской

Я работаю на себя, поэтому все расходы на мне. А сейчас они увеличились из-за покупки дезинфектантов и средств защиты. Посетителей стало мало. Если раньше постоянные клиенты стриглись или красились каждый месяц, то теперь делают это вдвое реже. К тому же из множества процедур я оставила только самые быстрые виды — стрижку и покраску.

Получается, что из-за опасности заражения приходится отказываться от дорогостоящих работ. Колорирование, химические завивки, сложные причёски сейчас не делаю. Колорирование, например, длится около четырёх часов — это очень длительный контакт с клиентом.

В целом доходы упали на 40 процентов из-за оттоков клиентов и из-за возросших расходов

Я устала без конца всё мыть, дезинфицировать, контролировать себя и других. Но буду терпеть, ведь для меня другого выхода нет. И я отвечаю за то, чтобы у меня клиентам было безопасно. Простите меня за эти условия, но иначе работу в период пандемии я не представляю».

Марта Попова

Поделиться:


Читайте VBIZNESE.BY в Телеграмм | Одноклассники | Вконтакте

Вам может также понравиться...