Новый поворот разборок экс-партнеров по «Трайплу». Чиж вспомнил, как «действовал в интересах Япринцева»

Неожиданное продолжение получил затяжной конфликт бывших партнеров по крупнейшему частному холдингу страны «Трайплу». В июне суд удовлетворил иск Владимира Япринцева к экс-партнеру по «Трайплу» Юрию Чижу на 130 тысяч долларов (в эквиваленте). Чиж решение оспорил — апелляция назначена на 5 сентября. Деньги, доля Япринцева от проданной компании, оказались сняты с его счета, пока тот сидел в СИЗО, и ими распорядился Юрий Чиж. Но, по мнению последнего, деньги должен не он, а ему, пишет TUT.BY

Новый поворот разборок экс-партнеров по «Трайплу». Чиж вспомнил, как «действовал в интересах Япринцева»

Защищал законные интересы?

Чиж направил на адрес Владимира Япринцева уведомление (есть в распоряжении редакции), в котором требует возместить сумму понесенных им, Чижом, расходов на погашение «долгов Япринцева». Он сообщает, что 20 августа нынешнего года получил от Иосифа Аксентьева (с 2015 года — совладелец «Трайпла» с долей 16,5%) «оригинал письменной расписки о том, что в сентябре 2015 года он получил от меня денежные средства в размере 150 тысяч долларов США в счет уплаты долга Япринцева Владимира Геннадьевича по договору займа от 17 июля 2015 года». Еще 100 тысяч долларов Аксентьеву передали также из средств, выданных Чижом.

«Мои действия в виде частичного исполнения Ваших долговых обязательств, были совершены для защиты Ваших прав и законных интересов, ввиду невозможности Вами лично в указанный период (август-сентябрь 2015 года) осуществить их защиту», — написано в уведомлении (пунктуация сохранена).

Чиж утверждает, что по договору между Япринцевым и Аксентьевым первый должен был вернуть до 5 сентября 6,720 млн долларов долга сына, Казбека Япринцева. Мол, потом бы действовала пеня (13% годовых) и потому Чиж снял деньги со счета Япринцева-старшего, добавил 116, 5 тысячи долларов собственных средств и, спасая бывшего компаньона, отдал деньги Аксентьеву. Эти 116,5 тысячи он и требовал вернуть до 1 сентября 2019 года.

Или все-таки нет?

Япринцев в своем ответе заявляет Чижу «об отсутствии правовых оснований у вас действовать в моих интересах». Пикантность в том, что вопросы, кто и кому давал взаймы деньги, неоднократно выяснялись в суде, где Чижа не раз допрашивали в качестве свидетеля. И заявления из нынешнего уведомления тем показаниям противоречат. В частности, Чиж заявлял, что заявления на Япринцева написал «из-за якобы существовавших долгов по отношению к Япринцеву В.Г., что явилось основанием для Вас к написанию заявления в КГБ РБ о завладении Япринцевым В.Г. путем обмана и злоупотреблением доверием денежными средствами Мамиашвили» (еще один нынешний владелец 16,5% «Трайпла», то есть оба получили по половине доли в компании Владимира Япринцева. — Прим. ред.).

В уголовном процессе, где ни Иосиф Аксентьев, ни Михаил Мамиашвили ни разу не появились, не раз озвучивалось, что передачи денег россиянами Япринцеву-старшему не было. Была попытка дать гарантии возврата долга сына, Казбека Япринцева, и в счет долга оба кредитора и получили долю Япринцева-старшего. Причем эта доля, по звучавшим в суде оценкам экспертов и самого Чижа, перекрывала сумму долга и составляла около 50 млн долларов.

В судебном заседании Юрий Чиж, отвечая на вопросы гособвинителя рассказывал, что долгое время был не в курсе деталей, что за заем и кто его брал. «Далее, вы сообщили, что о существовании документа узнали в 2015 году, на какой-то из встреч в августе. Вы также пояснили, что 15 миллионов это сумма Аксентьева, остальное совместное участие Мамиашвили и Савяка», — говорится в ответе Япринцева. Отвечая на вопрос адвокатов, о каких деньгах шла речь, Чиж показал, что Аксентьев предоставил счета из офшорной компании, к которой имел отношение он и его гражданская жена Чернова, на австрийскую компанию Савяка (в процессе был потерпевшим как раз Юрий Савяк. — Прим. ред.) Адвокат Япринцева обращает особое внимание, что, судя по нынешнему уведомлению, Чиж к тому моменту уже выплатил Аксентьеву 250 тысяч долларов, но в суде в 2016-м году ни словом об этом не обмолвился.

Чиж также пояснил в суде, что кредиторы приняли решение о заключении договоров купли-продажи 33% доли в уставном фонде ООО «Трайпл», регистрация изменений в устав произведена 18 августа 2015 года. «То есть суммы которые вы возвращали Аксентьеву, „действуя в моих интересах“ осенью 2015 года, никак не подпадают под понятие моих интересов и выгоды».

Япринцев обращает внимание, что со стороны самого Аксентьева в пределах сроков исковой давности не было требований по выплате указываемой суммы займа, «что также ставит под сомнения факт существования указанного договора и обязательств по нему».

Япринцев подчеркивает, что действия Чижа якобы в интересах партнера без поручения «не соответствуют моим действительным или вероятным намерениям».

«Хоть я и находился в СИЗО, я не утратил возможности давать поручения на совершение каких бы то ни было правомерных действий. Более того, такие поручения я и давал, в частности, у меня был представитель, который действовал от моего имени и в моих интересах на основании доверенности. Если бы я намеревался передать Аксентьеву И.И. денежные средства в качестве возврата непереданной мне суммы займа, то, вероятно, я сделал бы это и без вашей помощи либо обратился бы к вам с конкретной просьбой-поручением исполнить за меня этот договор. Очевидно, что мое нахождение в СИЗО не является достаточным основанием для выводов о моей неспособности в этот период выражать свои намерения и действительную волю», — отмечает Япринцев.

Он также обращает внимание на то, что Юрий Чиж не исполнил обязанность уведомить Япринцева при первой возможности о действии в его интересах. Действительно, согласно пункту 1 статьи 871 Гражданского кодекса, лицо, действующее в чужом интересе, обязано при первой возможности сообщить об этом заинтересованному лицу.

«Вы указали, что начали исполнять якобы мои обязательства по договору займа досрочно — еще в августе, а срок исполнения — 5 сентября 2015 года. То есть неисполнение договора займа в период с августа 2015 года по 5 сентября не повлекло бы за собой никаких негативных последствий для меня. [ ] На то, чтобы направить письмо по г. Минску, хоть и в СИЗО, и получить ответ на него не требовалось продолжительного периода времени и если бы сделали это еще в августе 2015 года, когда не существовало якобы угрозы начисления процентов, то, вероятно, до 5 сентября или немногим позднее получили бы ответ, в котором я попросил бы вас не совершать соответствующих действий без моего поручения», — отвечает Япринцев.

Удивляет его и то, что, совершив действия якобы в его интересах, но без его поручения еще в августе и сентябре 2015 года, Юрий Чиж уведомил об этом только сейчас — в сентябре 2019 года, когда с момента освобождения Владимира Япринцева прошло уже более трех лет.

«Все обстоятельства указывают на то, что вы имели реальную возможность получить мое одобрение/неодобрение ваших действий, совершаемых якобы в моих интересах, что просто проигнорировали. Вы не вправе одновременно игнорировать мои интересы и заявлять мне, что действуете в моих интересах. Вами не соблюдены необходимые условия действия в чужом интересе без поручения», — резюмирует Япринцев, аргументируя отказ возмещать расходы Чижа.

Копию ответа и уведомления Япринцев направил в Генпрокуратуру — из-за противоречий показаний Чижа на следствии и в суде и содержания уведомления.

Поделиться:

Читайте также: