Как в Беларуси служится солдатам-программистам в IT-роте.

Конкурс в белорусскую IT-роту, созданную в Военной академии Беларуси, составляет десять человек на место — по словам командиров, от желающих служить в этом подразделении нет отбоя, рассказывает 42.TUT.BY.

Как белорусским программистам служится в IT роте

C момента первого призыва прошло чуть больше семи месяцев, и первые «дембеля» уже дома. С чем столкнулись бойцы штатного армейского подразделения, чему научились и как проходила их служба, читайте в репортаже.

«Пришлось освоить новые специальности»

Александр Шушкевич рассказал, что быстро ко всему привык.

— Мне всегда нравилось ставить перед собой нестандартные задачи. Поэтому армия чем-то особенным не стала, — говорит он. — Встаю в 5.50, за десять минут до подъема, и мне не кажется это кошмарным. За время службы поднял «физуху» хорошо. Не думайте, что я раньше ничем не занимался — подтягиваюсь сейчас, например, 22 раза, — но никогда столько не бегал, как в армии. Сдал норматив по бегу на пять километров.

Конечно, интересно, что может дать служба в IT-роте — умение заправлять кровати и ходить строем? Оказывается, не только.

— До армии работал front-end разработчиком в EPAM и писал на JavaScript, был, скажем так, лид проекта. В IT-роте пришлось освоить новые специальности back-end разработчика, тестировщика, еще подтянул менеджерские навыки — на мне лежит презентация проекта перед заказчиками, организация рабочего процесса, общие моменты. Также подтянул знания по архитектуре, софт и хард скилы. Здесь нам дали полную свободу работы с супертехнологиями, на достойной технике — это отличная возможность потестировать все самое свежее.

Еще одним неожиданным плюсом службы для Александра стала регулярная игра в страйкбол.

— На страйкбол ездим уже сыгравшейся командой, нас командир роты организовал, классный мужик, кстати. Оформляем увольнение и едем на игру. Когда играл на гражданке, удовольствия от страйкбола было ноль. Много бессмертных «маклаудов» было, которые не хотели признавать, что в них попали. Но когда приезжаешь играть дисциплинированной, заинтересованной в честной игре и сплоченной командой — другое дело. Я понял, что страйкбол — офигенная штука! У меня даже теперь есть собственный страйкбольный автомат.

Что касается питания, то в армии оно по расписанию.

«Сначала службы потерял три килограмма»

Александр Типикин за время службы успел дорасти до заместителя командира взвода — командира отделения.

— В профильном плане мы втроем с сослуживцами работаем над электронным расписанием для академии. Аналогов нет ни в одном вузе страны. Я занимаюсь front-end разработкой, математикой, структурой данных на JavaScript. Находясь в коллективе айтишников и постоянно тесно общаясь, сложно растерять навыки, наоборот, приобретаешь новые: узнаешь что-то из других технологий, коллеги и командиры подсказывают новые, более удобные библиотеки, функции, которые они сами разработали в фреймворке.

В отличие от многих призывников, у Александра не было проблем с физкультурой: он и на гражданке часто посещал тренажерный зал.

— Как пришел, потерял килограмма три — спорта было гораздо больше, чем на гражданке. Но потом не только вернул, но и, кажется, добавил, только уже мышечной массы. Сейчас подтягиваюсь больше двадцати раз, по бегу на три километра в норматив укладываюсь. Конечно, у нас есть ребята, которые не дружили со спортом: у меня в отделении парень ни разу не подтягивался, как пришел. Спустя полгода он уже пятерку уверенно делает.

— Тут многие понимают, что физическая подготовка только на пользу идет при нашем сидячем образе жизни на гражданке, — добавляет младший сержант Михаил Чернявский.

Проект, на котором работает Михаил, уже на завершающей стадии. Исправляются баги, пишется документация.

— За время службы стал настоящим full-stack developer — разбираюсь во всем стеке технологий и используемых в проекте компонентов как в части фронтенда, так и бэкенда. Это понадобилось остро, когда из проекта на дембель ушел один парень, но мы должны были уложиться в срок. Опыт работы тестировщиком теперь у меня, кстати, тоже есть благодаря армии. А еще такая мультиспециальность учит хорошо планировать свою работу для того, чтобы все и везде успевать — иначе появится риск перегрузки задачами.

Мне сейчас друзья часто пишут, спрашивают, как служба — тоже хотят в IT-роту, просят походатайствовать. Но тут довольно жесткий отбор, берут в основном с навыками практической работы.

В армейской столовой тоже все нравится. Обычно про армию ходят слухи, что кормят плохо, а тут первое, второе и третье — и все нравится. Любимое блюдо — филе с перловкой. Мне не хватает только сладкого, но это друзья и родственники привозят.

«Работу после армии нашел сразу»

Владимир Стороженко поясняет, что все проекты, реализуемые специалистами IT-роты, носят прикладной характер. Заказчики — органы военного управления, а непосредственные исполнители — ученые Научно-исследовательского института Вооруженных сил и профессорско-преподавательский состав Военной академии Беларуси. Именно они ставят задачи, контролируют и курируют работу айтишников-программистов ИТ-роты.

— О результатах говорить пока рано, но уже сегодня виден определенный эффект, — резюмирует он.

Александр Киневич — один из первых, кто отслужил в научной роте. По словам парня, за это время он приобрел много полезных навыков.

— За время службы попробовал другие технологии и языки. Я сам Full Stack веб-разработчик, и в научной роте мне удалось улучшить навыки и поработать по отдельным специальностям: frontend и backend и на .net. Появился опыт кроссплатформенности, работы с новыми библиотеками и фреймворками. Поэтому работу на гражданке нашел сразу, почти не отдыхал, через две недели. Было много предложений, и я выбирал лучшее, парней из IT-роты ценят.

Фото: TUT.BY

Поделиться:

Читайте также: