Как пекарь из Германии открыл в минской Чижовке автомойку

«Многие, кто там не жил, считают, что в Германии намного лучше, чем здесь. Но если там ничем не заниматься, то будет гораздо хуже. А если работать, то живется примерно одинаково», — убежден Артур Скребцов, который около двух лет назад переехал из Германии в Минск и открыл здесь автомойку. Несмотря на то, что в этот бизнес пришлось вложить немало средств, по словам владельца, он уже вышел в ноль. А недавно у Артура появилось еще и кафе с шаурмой и снеками. FINANCE.TUT.BY побывал на автомойке, узнал, сложно ли в Беларуси вести такой бизнес, а также почему ее владелец решил открыть дело именно здесь, а не в Германии.

Как пекарь из Германии открыл в минской Чижовке автомойку

«Выкупил право аренды помещения, здесь уже была автомойка, но работала в убыток»

Артур открыл в столичной Чижовке автомойку в феврале 2019 года.

— Вообще я родился в России. Когда мне было 9 лет, мы с родителями уехали жить в Германию. А Беларусь в моей жизни появилась потому, что у меня мама отсюда, она родилась в Слуцке. Когда был младше, мы приезжали сюда в гости к родственникам. И проездом бывали, когда в Россию ездили, — рассказывает парень. — Когда мне исполнилось лет 19, я уже сам начал приезжать в Беларусь. Мне здесь очень понравилось: красиво, чисто, аккуратно, есть чем заняться. Своя особенная атмосфера в стране. Вроде от Германии и не сильно отличается, но все же.

На момент, когда Артур переехал, в Германии у него уже был свой бизнес. Он сдавал в аренду места под рекламу на остановках общественного транспорта. Говорит, что у нас есть что-то похожее — реклама на остановках в коробах с подсветкой, но в Германии требования к ее организации гораздо жестче.

— Этот бизнес у меня остался, контролирую сейчас его удаленно, что, в принципе, несложно, потому что движение каких-либо средств происходит через один специальный счет, за которым легко следить. Здесь не стал открывать такой бизнес потому, что в Беларуси эта ниша уже занята, этим занимается «Минскреклама». Подумал, что лучше открою автомойку.

Интересно, что специальность, по которой учился Артур, вообще далека от машин и всего, что с ними связано. Он пекарь. Некоторое время работал в крупной компании — штат 3,5 тысячи человек, — у которой был свой хлебозавод. И молодой человек говорит, что эта профессия ему очень нравилась.

— Я после 9 классов ушел из школы. Мне было неинтересно там сидеть, что-то учить. Год подрабатывал в разных местах. Потом попал на этот большой хлебозавод, прошел практику, поработал. Там сказали, что я хорошо работаю, и предложили меня взять на учебу. Пошел учиться. И вот это было очень интересно, — вспоминает парень. — Мы делали высококачественную выпечку. Фирма закупала региональное сырье у фермеров и в этом же регионе продавала свою продукцию. Тогда устроиться на работу в Германии, а тем более в такое место было очень сложно. Нанимателям резюме пачками приходили. Сейчас ситуация изменилась — работать во многих местах просто некому. Особенно не хватает специалистов.

С получением разрешения на работу в Беларуси, по словам парня, у него никаких проблем не было, потому что он гражданин России, хоть и жил в Германии.

— Как учредитель фирмы я назначил себя директором — и уже как директор приехал, получил трудовую книжку и стал работать, — говорит он.

Артур рассказывает, что на момент выбора помещения под автомойку вариантов в Минске было довольно много, но приглянулся именно этот.

— Очень удобное расположение — кольцевая рядом. Многие здания с автомойками или где можно было бы ее обустроить, убитые. Грубо говоря, стоит какой-то шалаш, заезд некрасивый, плохая дорога. Мне как клиенту туда ездить было бы не очень приятно. А здесь и здание приличное, и дорога нормальная, подъезд удобный, стоянка. Ведется застройка района жилыми домами, — перечисляет он преимущества выбранного места. — Я выкупил право аренды помещения. Здесь уже была автомойка с кое-каким частично исправным оборудованием. Работала она в убыток, поэтому прежний хозяин и отказался от этого бизнеса.

«На открытие автомойки и кафе с учетом покупки оборудования ушло 20−30 тысяч евро»

Для того, чтобы довести помещение до ума, докупить оборудование, пришлось вложить немало средств, несмотря на то, что на многом экономили, часть работ парень делал сам. Стоит сказать, что Артур не только занимается административной работой, но если надо, он сам может и с электрикой разобраться, и покрасить, и оборудование где-то настроить.

— А недавно задумал еще и кафе открыть в помещении рядом с автомойкой. Оно когда-то здесь и работало. Но это было место, где люди могут посидеть, сделать себе кофе и купить только какой-нибудь батончик. У нас же теперь есть шаурма, снеки. Будем дальше совершенствовать меню. Нужно было, чтобы кафе работало автономно, без мойки. Мойка на себя работает, кафе — на себя. Но в то же время чтобы люди знали, что здесь они смогут и перекусить, пока их машина моется, — говорит Артур. — Открытие автомойки с учетом погашения каких-то долгов, которые на ней висели (они всплыли позже, несмотря на то, что я проводил аудит), покупка оборудования, кафе обошлось мне где-то в 20−30 тысяч евро. Более точно посчитать сложно, потому что траты были очень растянуты по времени.

Артур говорит, что согласовать все с МЧС, санстанцией и прочими инстанциями было несложно. Даже вызывать не нужно было, сами приходили.

— Приглашали МЧС только один раз, когда планировали запустить здесь кафе и нужно было проконсультироваться. Потому что с этим очень много нюансов: и паспортизация вытяжки нужна, и другие вещи, в которых самому разобраться сложно.

Парень рассказывает, что когда он выкупил право аренды мойки, здесь еще числились старые работники. С графиком работы у них был полный беспорядок: люди выходили на смену только тогда, когда им нужно было заработать.

— Я пришел и сразу ввел правила. Начал с графика — когда и кто должен выходить. Не вышел на свою смену человек — значит, идет искать новую работу, — говорит владелец.

Сейчас на автомойке работают 7 человек. Это только те, кто непосредственно моет машины. Директор говорит, что многие люди хотят работать на автомойке.

— Когда открывал вакансию, желающих было много. Но мало кто подходит. Потому что хочется нанять людей с опытом. Надо понять, всерьез ли нужно это человеку, определить, стоит его обучать или нет, чтобы зря не тратить силы, — поясняет Артур. — Зарплаты у моих работников могут быть совершенно разные — от 600 до 1000 рублей. В некоторых случаях и выше. Плачу 25% от сделки. И это при условии, что мы работаем 2 через 2. Еще все зависит от потока машин. Мы несколько месяцев очень страдали. Поток начал выравниваться только пару месяцев назад.

Артур заверяет, что при принятии человека на работу оценивает сугубо его рабочие качества.

— Мне не важно, кто ко мне придет работать — иностранец или белорус, девушка или парень. Человек должен качественно выполнять свою работу. Часто бывает так, что у иностранцев больше мотивации, потому что они сюда приезжают именно заработать. У меня на мойке подрабатывали две девушки. Пришли, сказали, что остались без работы (попали под сокращение) и им нужно устроиться, потому что на что-то нужно жить. Работали они очень хорошо.

«Понятно, что все хотят зарабатывать деньги, но нужно быть честными и справедливыми»

Сейчас, по словам парня, для него первоочередная задача — «с автомойкой выйти в плюс».

— В ноль я уже вышел. Но в последние месяцы нас очень задела пандемия коронавируса. Хорошо, что у нас арендодатели грамотные люди и пошли нам навстречу, снизили аренду и дали отсрочку по ее оплате. Это очень важно, потому что многие фирмы просто позакрывались.

Конкретную стоимость аренды квадратного метра Артур не называет, но говорит, что она выше средней по рынку.

— Столько нам было бы собрать очень сложно. Плюс нужно платить коммунальные, налоги, взносы в ФСЗН. Получилась достаточно внушительная сумма. Они нам очень сильно помогли выплыть. А могли бы сказать платить деньги — и все. Мы и дальше будем рассчитывать на скидку по аренде и сотрудничество, потому что курс доллара растет. Не хотелось бы искать новое помещение. Выражение «Ничего личного, просто бизнес» неправильное. С людьми надо общаться. Понятно, что все хотят зарабатывать деньги, не ради развлечения мы тут бизнес строим. Но нужно быть честными и справедливыми, — считает владелец автомойки. — Мы не были готовы к пандемии, многие не были готовы. Платежеспособность людей снизилась, были сокращения, кто-то дома работал. Если денег становится меньше, человек начинает более избирательно относиться к тратам. В первую очередь сокращается потребление услуг. Грубо говоря, приходится выбирать между помывкой машины и покупкой продуктов на семью.

День ото дня количество клиентов, которые приезжают на автомойку, по словам директора, разное. Бывало, что вообще никого не было. А бывает и по 100 услуг в день берут.

— Но в среднем 40−50 услуг в день мы оказываем. Самые ходовые у нас — это мойка «Стандарт» и мойка «Люкс». «Стандарт» — это просто помывка машины, а в «Люкс» входит пылесос и влажная уборка салона. Я ездил по другим мойкам, смотрел, почему люди туда едут, выделял для себя плюсы и минусы, анализировал. Что-то постарался перенять. По ценнику мы очень недорогие. Когда начали работать, цены были на 2 рубля ниже. Потом обстоятельства просто вынудили поднять. Из-за этого мы потеряли нескольких клиентов.

Цены действительно не кусаются. Мойка «Эконом» для легкового автомобиля стоит 10 рублей, «Стандарт» — 14 рублей, «Люкс» — 20. Мойка «V.I.P.» — туда входит и уборка багажника, и мойка стекол, и обновление пластика, и другие услуги — обойдется в 35 рублей. Также здесь можно помыть двигатель за 12 рублей или пропылесосить салон за 8. И это не весь перечень услуг автомойки.

Кстати, совсем рядом располагается еще одна автомойка, правда, самообслуживания. По словам Артура, это никак не влияет на количество клиентов, которые приезжают к нему.

— К нам человек приезжает, чтобы услугу купить. А там он отдает деньги за то, что он поставит машину и сам ее помоет.

«Чтобы вы понимали, в Германии налоги порой переваливают за 40% от дохода»

На вопрос, сложно или легко в Беларуси вести бизнес, есть ли какое-то давление со стороны ведомств, Артур отвечает, что, в принципе, все как и везде, как в той же Германии.

— Прессинга какого-то я не замечал, но часто слышал, что он есть. Конечно, когда компания достигает определенных размеров, она становится интересной в первую очередь государству. Большая компания — это много рабочих мест, большие денежные обороты и еще очень длинная цепочка всего, в том числе налоги в казну. Если существует какой-то прессинг, то я до этого еще не дорос, наверное, чтобы стать интересным, — рассуждает парень. — Почему-то принято во всех грехах винить государство и чуть ли не самого президента страны. Государство — это механизм, который намного сложнее, чем кажется. Но я заметил, что во многих политических вопросах мое мнение очень отличается от того, что у моего окружения. С чем эти отличия связаны, не знаю. Может, из-за того, что я сам состою в одной немецкой политической партии. А может потому, что жил в Европе. А вообще нужно меньше впустую рассуждать и бояться того, чего, может, и нет на самом деле, просто делать.

И по поводу бюрократии Артур говорит, что она есть везде.

— Она везде существует. В Германии доходит до того, что на каждое дерево должна быть бумажка, все должно быть учтено и отмечено, у всего, что где-то находится, должен быть свой номер, — рассказывает владелец автомойки.

Он заметил, что в Беларуси очень развит самый простой вид бизнеса — «купи-продай».

— Причем некоторые вещи продают по каким-то странным, ничем не подкрепленным ценам. К примеру, я знаю стоимость некоторых товаров, произведенных в Германии. Знаю, за сколько их отпускают. Если очень грубо посчитать транспортировку, НДС и прочие расходы, которых не избежать при ввозе импорта, торговая наценка составляет 250 и больше процентов. Очень плохо, что нет рыночной стоимости товара. Условно говоря, я хочу продать телефон за тысячу долларов. Он столько не стоит, но я хочу тысячу и продаю за тысячу. Или машину убитую хочу продать по несоизмеримой цене. И поясняю: «Я в нее вложил тысячу, тысячу еще хочу заработать, поэтому будет такая цена». Ценообразование по принципу «хочу — и все».

Про налоги Артур говорит, что в Беларуси они еще небольшие. Причем и для физлиц, и для предпринимателей.

— Чтобы вы понимали, в Германии налоги порой переваливают за 40% от дохода, — рассказывает парень.

Речь идет про налоги для физлиц. Налоговая ставка может достигать 45%. Но минимальный порог 14%. Если заработок человека в год составляет меньше 9,4 тысячи евро или 18,8 тысячи на семейную пару, эта сумма не облагается налогом вообще. Но это еще не все налоги, которые люди платят. У нас подоходный составляет 13%.

— Там вообще система налогообложения очень сложная, все поделены на налоговые классы. Чем выше класс, тем больше налог. Если, к примеру, ты работаешь, холост и у тебя нет детей, то ты автоматически причисляешься чуть ли не к самому «дорогому» классу. Там даже есть люди — я лично с такими знаком, — которые расписываются, чтобы платить налоги поменьше. Может, они бы всю жизнь просто жили вместе без штампа, если бы высокие налоги не заставили, — продолжает Артур. — Если говорить про бизнес, то здесь мы по сокращенному налогообложению платим — всего 5%. Взносы в ФСЗН для нанимателей здесь почти такие же, как и в Германии.

По словам парня, ему в Беларуси жить хорошо и комфортно. Говорит, что здесь не хуже, чем в Германии, но и не лучше. Везде есть свои нюансы.

— Многие, кто там не жил, считают, что в Германии намного лучше, чем здесь. Но если там ничем не заниматься, то будет гораздо хуже, чем здесь. Говорят, что какие-то пособия безумные платят тем, кто ничего не делает. Но на самом деле их хватает только на то, чтобы с голоду не умереть, — рассказывает Артур.

Артур отмечает, что и работающие люди живут в Германии примерно так же, как и в Беларуси.

— Если высчитать в процентах от средней заработной платы здесь и в Германии, сколько денег на что уходит, то останется примерно одинаково. В Беларуси очень дешевая коммуналка в сравнении с Германией. Зато считается, что там чуть ли не самые дешевые продукты питания в Европе. Но это за счет того, что очень много региональных, которые производятся на месте, то есть их не везут откуда-то. А, к примеру, пачка сигарет в Германии стоит 7 евро, самый простой тарифный план мобильной связи — 20 с лишним евро, — приводит в пример цены Артур. — Но нужно признать, что немцы умеют экономически правильно действовать, экономить каждую копейку.

Артур считает, что «жить и работать нормально можно везде, просто некоторые люди очень любят жаловаться».

— Многие здесь говорят, что они бедные и несчастные, но большинство населения имеет какие-то заначки. И это немаленькие суммы. Но люди все равно жалуются. И так не только в Беларуси, но и в Германии. Есть те, с кем как ни сядешь поговорить, у них всегда все сложно: и то плохо, и это, и того нет, и закон какой-то не такой, и страна плохая. Но ведь от того, что жалуешься, легче не станет. Станет легче тогда, когда ты перестанешь жаловаться, пойдешь и решишь свои проблемы.

Парень говорит, что всю жизнь заниматься только автомойкой не собирается. У него есть и другие идеи. К примеру, он мечтает открыть свою пекарню. Но не сейчас — в долгосрочной перспективе.

— Пекарня — это более серьезные инвестиции. Если здесь я вложил пусть даже и 30 тысяч евро и прогорю, то это не так болезненно, как прогореть, скажем, на 100 тысяч евро, — рассуждает он.

Поделиться:

Читайте также: